Методика действий адвоката, которого не допускают к проведению оперативно-розыскных мероприятий

Одним из важнейших демократических завоеваний современной России является законодательное обеспечение права на получение квалифицированной юридической помощи каждому лицу вне зависимости от его процессуального положения, как до возбуждения уголовного дела, так и после.

Так, согласно постановления  Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000г. № 11-П По делу  о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова.: 

«По буквальному смыслу положений, закрепленных в статьях 2, 45 и 48 Конституции Российской Федерации, право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, — удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность».

В силу определения Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2005г. № 473-О Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корчагина Алексея Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»:  

«С того момента, когда должностное лицо в ходе оперативно-розыскного мероприятия, осуществляемого в отношении гражданина, чьи конституционные права на свободу, личную неприкосновенность и свободу передвижения реально ограничены путем административного задержания, проводит его опрос, направленный на выявление фактов и обстоятельств, уличающих данного гражданина в совершении преступления в отношении него подлежат непосредственному действию нормы Конституции Российской Федерации, обеспечивающие, в том числе предоставление квалифицированной юридической помощи (статья 48) и право не свидетельствовать против себя самого (статья 51, часть 1)».

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 15 ноября 2007г. № 924-О-О по жалобе Козлова Дмитрия Борисовича на нарушение его конституционных прав пунктом 13 части четвертой ст.47, пунктом 1 части второй статьи 75, частью 1 статьи 285 УПК РФ и п.1 части первой ст.6 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»:

«Не может служить основанием для отказа лицу, в отношении которого в рамках возбужденного уголовного дела ведется уголовное преследование, в удовлетворении ходатайства о предоставлении ему защитника то обстоятельство, что проводимые с его участием действия осуществлялись не как уголовно-процессуальные, а как оперативно-розыскные».

Казалось бы, не должно возникать никаких коллизий с моментом участия защитника в уголовном деле.

Однако отечественные оперативные сотрудники не заинтересованы в исполнении требований закона. После доставления лица в правоохранительный орган, им крайне важно провести с ним такое оперативно-розыскное мероприятие, как опрос. Место проведения опроса, как правило, остается тайной. Если же защитнику все-таки удается прибыть к месту проведения оперативного мероприятия, то его все-равно участвовать в нем не пускают. Отказ в его допуске объясняется просто: это оперативное мероприятие, а не следственное действие, адвокат участвовать не вправе.

Как правило, именно в это время в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, применяется физическое либо психическое насилие с целью получения от него признательных показаний.

Если проводятся такие оперативные мероприятия как проверочная закупка или оперативный эксперимент, то их результаты в дальнейшем не только используются в  обвинительном приговоре, но  и составляют его основу. Парадокс этой ситуации заключается в том, что главные доказательства виновности получаются в отсутствии защитника.

Адвокаты  в последние несколько лет достаточно часто сталкиваются с оперативным произволом в тот момент, когда желают принять участие в проводимых оперативных мероприятиях.

Так, Адвокат АП Ставропольского края Андриенко Е.В.  4 января 2009г. был выгнан из Шпаковского РОВД.

Адвокат АП Ставропольского края Баранов А.И.  4 февраля 2009г. не допущен к своему подзащитному в  Промышленном РОВД г. Ставрополя.

Адвокат АП Ставропольского края Красноперов И.  был избит сотрудниками Кисловодского ГОВД.

Применено насилие в отношении адвоката АП Республики Дагестан Сапият Магомедовой, адвоката АП Республики Дагестан  Гюльнары Бамматовой, которую не пустили в Республиканское управление Госнаркоконтроля.

Следователем Советского РОВД г. Махачкалы была избита адвокат Джамиля Тагирова.
16 марта 2011г. примерно в 15 часов 30 минут сотрудники УСБ ГУВД по Ставропольскому краю адвокат Арутюнян А.А. не допущен к участию в оперативном эксперименте. В масштабах страны подобные действия правоохранителей  образуют тенденцию и требуют адекватного и эффективного реагирования со стороны адвокатского сообщества.

В чем заключается  методика действий адвоката по противодействию произволу оперативных сотрудников и по принуждению их к соблюдению Закона.

1. Незамедлительное написание и подача заявления в  районный Следственный комитет о возбуждении уголовного дела в отношении всех виновных лиц  по ст.286ч.1 УК РФ (превышение власти). Если же применяется насилие и имеет место угроза его применения, то такие действия  должны квалифицироваться  по п «а» ч.3 ст.286 УК РФ.

Каковы основания для уголовного преследования по данной статье.

Объективная сторона состава преступления: совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий. Не допуск адвоката к участию в проводимых оперативных мероприятиях с учетом наличия такого законного права и есть совершение действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Другим обязательным признаком превышения должностных полномочий  является наступление последствий  в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан, общества и государства. В данном случае – это нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина, в частности, права на получение квалифицированной юридической помощи, предусмотренное ст.48. Существенное нарушение интересов государства могло выразиться в подрыве авторитета и репутации правоохранительных органов, которые не могут обеспечить реализацию процессуальных прав своими гражданами. Мотивы – ложно понимаемые интересы службы.

Сразу скажу, что обжалование действий сотрудников полиции либо сотрудников ФСБ их вышестоящему руководству либо прокурору не является эффективным средством правовой защиты, поскольку исход таких обжалований без проведения какой-либо проверки предрешен.

2. Следователь в соответствии  со ст.ст. 144, 145 УПК РФ обязан провести проверку заявления, в ходе которой опросить всех оперативных сотрудников, иных свидетелей и принять законное решение.
Очевидно, что с учетом сложившейся практики данное постановление будет называться об отказе в возбуждении уголовного дела.

3. В порядке ст.125 УПК РФ данное постановление необходимо незамедлительно обжаловать  в суд по месту вынесения постановления. В качестве заинтересованных лиц указываются и вызываются в суд те самые оперативные сотрудники.

В зависимости от обстоятельств вероятность признания такого постановления незаконным и необоснованным велика хотя бы потому, что следователь проверку такого рода заявлений проведет поверхностно, а  постановление вынесет, наиболее вероятно, лишенное обоснованности и мотивированности, тем самым  нарушит требования ст.7ч.4 УПК РФ.

4. После признания судом  постановления об отказе в возбуждении уголовного незаконным и необоснованным и возвращения материала для дополнительной проверки, следователь будет вынужден  провести ее максимально полно и всесторонне, опасаясь дальнейших жалоб.

Если следователь проигнорирует судебное постановление, то ничего не мешает повторно обратиться в суд с жалобой в порядке ст.125 УПК РФ с  очередным  вызовом в суд провинившихся должностных лиц. Количество таких обращений в суд, как известно, законом не ограничивается. Основания для судебных обжалований могут расти как снежный ком в зависимости от степени профессионализма следователя.
Может создаться впечатление, что  такие действия адвоката бесперспективны и изначально обречены на  провал, поскольку уголовное дело в отношении оперативников никто не возбудит.

Однако в этой методике имеется и позитивная процессуальная составляющая.

У  «привлекаемых» должностных лиц имеется несколько вариантов защиты от адвокатского нападения, а у следователя соответственно несколько вариантов  аргументации в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.

Первый -  действительно адвоката не допустили, так как это были оперативные мероприятия, куда адвоката допускать нельзя.

Говорим следователю спасибо за такое постановление:  признанный факт не допуска адвоката позволит в суде при рассмотрении  уголовного дела по существу заявить ходатайство об исключении из доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий как полученных с нарушением права на защиту. Зачастую исключение таких доказательств может привести к оправдательному приговору.

Доказывать данное обстоятельство уже не требуется, за нас это сделал следователь. Одновременно в ходатайстве приводим вышеизложенные  позиции Конституционного Суда РФ относительно правомерности участия защитника на этой стадии. Суд оказывается в сложной ситуации, ведь с правовой точки зрения наша точка зрения представляется безупречной.

Второй -  действительно адвоката не пустили, но в этом не имеется состава преступления.  За такое постановление говорим следователю большое спасибо и таким же образом используем его в суде при заявлении ходатайства об исключении из доказательств результаты оперативно-розыскной деятельности.

Третий —   адвокат явился, но его не допустили, так как он при себе не имел либо отказался показывать удостоверение, либо ордер.
В ответ на это представляем доказательства, опровергающие такой вывод: копию ордера, объяснения  свидетелей и т.д.

Четвертый – адвокат явился, его допустили, но подзащитный от него отказался. Такая аргументация будет противоречить иным фактическим данным, в частности, объяснениям  лица, в отношении которого производились оперативные мероприятия.
Третий и четвертый  варианты связаны с дачей ложных объяснений и сами по себе абсурдны, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, основанные на такой аргументации  уязвимы при дальнейшем их обжаловании.
Кроме позитивной процессуальной составляющей такие действия адвоката могут иметь большое превентивное значение.

Представьте себе положение среднестатистического оперативного сотрудника, на которого сначала написали заявление о возбуждении уголовного дела и в связи опасностью возбуждения он был вынужден давать объяснения, что-то придумывать в свою защиту, может быть даже обратился за консультацией к другому адвокату, затем его пригласили в суд в качестве заинтересованного лица при рассмотрении жалобы на постановление об отказе в возбуждении него уголовного дела, где ему снова необходимо давать какие-то объяснения, а позже быть сопричастным к признанию судом такого постановления незаконным, а после этих малоприятных процедур повторно давать объяснения следователю и постоянно при этом находиться под угрозой возбуждения дела -  захочет ли данный оперативный сотрудник  повторить все это потом еще раз? Захотят ли этого его коллеги, которым станет известна приключившаяся с этим сотрудником процессуальная история?

Не проще в следующий раз все-таки допустить адвоката к производству оперативных мероприятий? 

Можно с полной уверенностью сказать, что проблема допуска адвоката-защитника с момента фактического задержания к участию в производстве оперативных мероприятий  является самой острой и злободневной. Эту проблему не решили ни Конституция РФ, ни новый УПК РФ, ни  позиции Конституционного Суда РФ, но вполне можем решить мы, адвокаты, самой последовательной и настойчивой борьбой за конституционные права своих доверителей.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

WpCoderX